Герольд Бельгер: Плетенье чупухи (из 20-й тетради)

geroldbА вооб­ще-то, если чест­но, как на духу, я при­ем­ный сын Казах­ста­на. Чем уте­ша­юсь и тихо гор­жусь.


Для Рос­сии я ока­зал­ся пасын­ком, хотя мои пред­ки верой и прав­дой слу­жи­ли ей 160 лет. Меня в одно­ча­сье отторг­ли, пре­да­ли, вышвыр­ну­ли. Кого винить-то? Ну, не народ же. В част­но­сти, рус­ский. Под­ле­цы – власть, поли­ти­ка, идео­ло­гия. И все же обид­но, что защи­ты и мило­сер­дия с той сто­ро­ны я так и не уви­дел, не испы­тал. А Каза­хия меня при­юти­ла и облас­ка­ла. И это, думаю, мое везе­ние, мое сча­стье.


***


Эта дама из Гер­ма­нии (рядом из Тюрин­гии) мне при­ят­на во всех отно­ше­ни­ях. Ино­гда она меня наве­ды­ва­ет. Лег­кая, под­жа­рая, строй­ная, гиб­кая, про­стая, общи­тель­ная, зна­ю­щая, оба­я­тель­ная. С ней и бесе­до­вать-то ком­форт­но. Все­гда в дви­же­нии, в разъ­ез­дах, она мно­гое пови­да­ла, о мно­гом осве­дом­ле­на, и серд­це ее рас­пах­ну­то людям и жиз­ни. Нем­ка, она за 19 лет исхо­ди­ла, изъ­ез­ди­ла необъ­ят­ный Казах­стан вдоль и попе­рек. И полю­би­ла его про­сто­ры, сте­пи, горы, устюр­ты, леса, народ, его куль­ту­ру, исто­рию, обы­чаи, свое­об­ра­зие. Не толь­ко полю­би­ла – при­вя­за­лась к Каза­хии всей пыл­кой душой.


Зовут ее Даг­мар Шрай­бер. И в Казах­стане у нее уйма дру­зей и зна­ко­мых.


Свои мно­го­гран­ние позна­ния и любовь к стране каза­хов она бли­ста­тель­но выра­зи­ла в солид­ном (444 стра­ни­цы, 250 цвет­ных фото, 20 карт город­ских пла­нов) путе­во­ди­те­ле (Reisefuhrer) «Kasachstan». Перед вынуж­ден­ным из-за каких-то неуря­диц отъ­ез­дом в Гер­ма­нию Даг­мар нанес­ла мне визит и вру­чи­ла мне 4-е изда­ние сво­е­го тру­да («Trescher-Verlag», 2012).


Я – дав­ний казах­ста­нец, побы­вал не одна­жды во мно­гих казах­стан­ских кра­ях, при­лич­но знаю стра­ну, ее исто­рию, куль­ту­ру, насе­ле­ние, мен­таль­ность. Поэто­му с осо­бен­ным любо­пыт­ством и при­стра­сти­ем пере­ли­стал этот путе­во­ди­тель, подол­гу рас­смат­ри­вал фото­гра­фии, вчи­ты­вал­ся в тек­сты, вни­кал в раз­ные извест­ные-неиз­вест­ные фак­ты, убе­дил­ся, что Даг­мар уви­де­ла стра­ну све­жим, неза­мут­нен­ным, зача­ро­ван­ным взгля­дом и все, что уви­де­ла, изу­ча­ла, запе­чат­ле­ла, опи­са­ла досто­вер­но, муд­ро, так­тич­но, с любо­вью. Даже сугу­бо казах­ские, слож­ные для вос­при­я­тия евро­пей­ца назва­ния вос­про­из­ве­ла фоне­ти­че­ски мак­си­маль­но точ­но, береж­но. Огром­ный мате­ри­ал о стране сгруп­пи­ро­ва­ла вокруг основ­ных тем: «Стра­на и люди», «Алма­ты и его окрест­но­сти», «Жеты­су – край семи рек», «Юг Казах­ста­на: по сле­дам Шел­ко­во­го пути», «Сары Арка – вели­кая степь», «Дыха­ние Сиби­ри: Алтай и При­ир­ты­шье», «Казах­стан у моря» и т.д.


Разу­ме­ет­ся, каж­дый из этих боль­ших раз­де­лов име­ет свои глав­ки. Напри­мер, об Алма­ты гово­рит­ся об его исто­рии, гео­гра­фи­че­ском рас­по­ло­же­нии, досто­при­ме­ча­тель­но­стях, музе­ях, рели­ги­оз­ных цен­трах, пар­ках и зеле­ных мас­си­вах, ярмар­ках-база­рах, инфор­ма­ци­он­ных сред­ствах, а так­же об его окрест­но­стях – Медеу, Шым­бу­лак, Таба­ган, Бута­ков­ка, Алма-Ара­сан, Сун­кар, Кок Жай­лау, Боль­шая Алма­тин­ка, Шебер аул, озе­ро Сор­бу­лак.


Подоб­ные опи­са­ния харак­тер­ны для всех глав, состав­ля­ю­щих путе­во­ди­тель «Казах­стан».


Пере­ли­став и про­чи­тав мно­гие стра­ни­цы этой кра­соч­ной кни­ги, я мыс­лен­но совер­шил при­ят­ное путе­ше­ствие по всей стране и испы­тал боль­шую гор­дость и за стра­ну, и за ее уни­каль­ную при­ро­ду, и за ее горо­да, сте­пи, горы, уро­чи­ща, озе­ра и реки, паст­би­ща и поля, за ее мно­го­на­ци­о­наль­ный народ и за авто­ра путе­во­ди­те­ля, любов­но состав­лен­но­го ино­стран­кой и издан­но­го в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном изда­тель­стве в Гер­ма­нии.


Рад тому, что суще­ству­ет такой путе­во­ди­тель о стране, в кото­рой оби­таю уже 73 года, на немец­ком язы­ке. Глу­бо­ко бла­го­да­рен чут­ко­му, доб­ро­сер­деч­но­му авто­ру – Даг­мар Шрай­бер.


***


В дав­ниш­нем ино­стран­ном филь­ме, пом­нит­ся, обо­я­тель­ный герой, бро­дя­га-инди­ви­ду­а­лист, пел пес­ню, в кото­рой рефре­ном зву­ча­ли сло­ва: «Какое мне дело, какое мне дело до всех до вас и вам до меня?!»


И вот, когда я слы­шу о неле­по­стях-без­об­ра­зи­ях, тво­ря­щих и тво­ри­мых на Олим­пе домо­ро­щен­ной вла­сти, о том, кто сколь­ко наво­ро­вал-слям­зил, кто сли­нял за кор­дон, кто сколь­ки­ми народ­ны­ми мил­ли­ар­да­ми воро­ча­ет, кто пута­ет соб­ствен­ные кар­ма­ны с гос­бюд­же­том и так далее, я в отча­я­нии уда­ря­юсь в стар­че­ское брюз­жа­ние. Какое в кон­це кон­цов мое дело, коли от меня ров­ным сче­том ниче­го не зави­сит, мне-то что, пен­си­о­не­ру аль-дива­ни, пле­ту­ще­му десят­ки лет свою длин­ную, как тон­кая киш­ка, «чепу­ху» и вор­ча­ще­му по пово­ду и без? В самом деле: пен­сию полу­ча­ешь? Полу­чаю. Сти­пен­дию пре­зи­дент­скую пока дают? Дают. Кни­ги твои изда­ют­ся? Изда­ют­ся. Никто тебя не пре­сле­ду­ет, не гно­бит? Нет, сла­ва богу. Ну, и помал­ки­вай. Бла­го­да­ри Все­выш­не­го и доволь­ствуй­ся тем, что есть. Тәу­ба, тәу­ба! Шүкір, шүкір!


Ан нет! Душа не зна­ет покоя. Коре­жит меня от все­го это­го, лома­ет, мутит, тре­во­жит, нер­ви­ру­ет. Есть такая казах­ская пого­вор­ка: «В душе все кипит-бур­лит, как в кипя­щем казане, а бороть­ся – мочи нет». Имен­но в таком состо­я­нии я пре­бы­ваю и ныне. Вече­ра­ми я слу­шаю по теле­я­щи­ку новост­ные про­грам­мы: КТК, «Хабар», «Вести», «Евро­ньюс». И начи­на­ет меня коло­тить. КТК обру­ши­ва­ет на меня нескон­ча­е­мую серию убийств, драк, дорож­ных про­ис­ше­ствий, пожа­ров, взры­вов, наси­лий, навод­не­ний, обва­лов, под­жо­гов, гра­бе­жей, бес­по­ряд­ков, отрав­ле­ний, суи­ци­дов, бес­пре­де­лов, быто­вых стра­стей-мор­да­стей, ужа­сов, кош­ма­ров, напа­стей и мер­зо­стей. И это все не где-нибудь, а в неза­ви­си­мом, бла­го­ден­ству­ю­щем, про­цве­та­ю­щем Казах­стане.


Свих­нуть­ся мож­но!


Пере­клю­ча­юсь на «Хабар». О, совсем дру­гой мир, дру­гая тональ­ность, дру­гие крас­ки, дру­гой фор­мат. Сплош­ные успе­хи и дости­же­ния. Небы­ва­лый рас­цвет! В зобу дыха­нье спер­ло! Сидишь, выта­ра­щив гла­за, и толь­ко диву даешь­ся: «Апы­рай, а! Сон или явь? Это надо же! Оби­та­ем, ока­зы­ва­ет­ся, в раю, а мы тор­чим дома и ниче­го это­го не зна­ем. Көр­мес – түй­ені де көр­мес!»


А вот на циви­ли­зо­ван­ном Запа­де все всё зна­ют, каж­дый вечер какие-то гос­по­да про­стран­но дол­до­нят об эко­но­ми­че­ском, соци­аль­ном, куль­тур­ном чуде Казах­ста­на – стра­ны миро­вых фору­мов. Прав­да, потом выяс­ня­ет­ся, что эти крас­но­баи тол­ком не веда­ют, где эта стра­на нахо­дит­ся, без­бож­но путая Казах­стан, Паки­стан, Афга­ни­стан, Таджи­ки­стан, Кир­гиз­стан и про­чие «ста­ны». Вспо­ми­наю один курьез­ный слу­чай. Лет десять назад посе­ти­ла редак­цию «Дой­че Аль­ге­майне Цай­тунг» в Алма­ты одна про­све­щен­ная дама-лите­ра­ту­ро­вед из Гам­бур­га. Она вос­хи­ща­лась успе­ха­ми Казах­ста­на и без кон­ца ози­ра­лась в окно. Потом сму­щен­но ска­за­ла: «Вот сколь­ко мы здесь сидим, а я ни разу не уви­де­ла ни одно­го вер­блю­да. Куда поде­ва­лись беду­и­ны?!»


Мы не зна­ли, как отве­тить.


Боюсь, что хва­ле­ные экс­пер­ты, засе­да­ю­щие на наших фору­мах, тоже недо­уме­ва­ют, не заме­чая в окнах ни вер­блю­дов, ни иша­ков, ни живо­пис­ных беду­и­нов.


В послед­нее вре­мя в «Хаба­ре» обо­зна­чи­лись новые тен­ден­ции. Пока­зы­ва­ют несколь­ко эпи­зо­дов из жиз­ни выс­ше­го эше­ло­на вла­сти, потом идут кар­тин­ки о все­лен­ском кри­зи­се, о жут­ком поло­же­нии в Гре­ции, Испа­нии, Пор­ту­га­лии, Фран­ции, Сирии, о навод­не­нии в Китае, взры­вах в Паки­стане, Афга­ни­стане. Надо же, кру­гом так пло­хо, так пло­хо, что поне­во­ле диву даешь­ся: до чего у нас все хоро­шо, все ста­биль­но и бла­го­по­луч­но. Тако­ва хаба­ров­ская кон­цеп­ция.


Дру­гая линия пове­де­ния – демон­стра­ция бес­ком­про­мисс­ной борь­бы с наг­ле­ю­щей кор­руп­ци­ей. Толь­ко и слыш­но: того пой­ма­ли, того поса­ди­ли, этот в бегах, дру­гой в розыс­ке, анау в ката­лаж­ке, мынау под домаш­ним аре­стом, анау-мынау под кол­па­ком. Ойдойт! Пыль стол­бом!


И я, встреч­ный-попе­реч­ный, т. е. көл­де­нең көк атты, думаю: а где же вы, мил-чело­ве­ки, рань­ше были? Неуже­ли позор­ли­вый наш елба­сы не знал, что Хра­пу­нов – отъ­яв­лен­ный вор и хапу­га? Или знал и закры­вал гла­за на все его про­дел­ки-кун­шту­ки? Неуже­ли бди­тель­ным орга­нам, видя­щим даже все под зем­лей, было невдо­мек, кто сколь­ко хапа­нул средь бела дня на гла­зах все­го чест­но­го люда? Кто пове­рит, что Рыс­ка­ли­ев, яко тать в ночи, улиз­нул в одно­ча­сье в неиз­вест­ном направ­ле­нии, когда его, ско­рее все­го, тихо-мир­но, шито-кры­то сами спла­ви­ли с глаз долой. Точ­но так же, как в свое вре­мя прой­дош­ли­во­го Хра­пу­но­ва. Неужто кто-то дума­ет, что бра­тец Рыс­ка­ли­е­ва, депу­тат-акжо­ло­вец, – белый и пуши­стый? Как это полу­чи­лось, что ни один из мно­го­гла­зых вер­хов­ни­ков не заме­тил про­па­жи 16 мил­ли­ар­дов из госу­дар­ствен­ной каз­ны? И на чьи уши наве­ши­ва­ют лап­шу, объ­яв­ляя меж­ду­на­род­ный розыск мадам Лей­ли Беке­то­вой, чей адрес и теле­фо­ны извест­ны во всех угол­ках зем­ли?


Это все игры-игрун­чи­ки, шаш­ки-интриж­ки. На поте­ху себе, на насмеш­ку людей, на смех курам. Вот сидишь у теле­я­щи­ка, смот­ришь на эту несу­свет­ную дре­бе­день и тихо зве­ре­ешь.


Доко­ле?!! Ойбай-ау, ойбай! Впо­ру лоп­нуть от доса­ды и зло­сти.


Забьешь­ся в угол и погру­жа­ешь­ся в чте­ние Кон­фу­ция, Гёте, Тома­са Ман­на, что­бы малость успо­ко­ить­ся и очи­стить душу от губи­тель­ной сквер­ны.


Гос­по­ди, гово­рю себе, тебе-то, пен­си­о­не­ру, оди­но­ко­му пут­ни­ку на обо­чине бытия, что?! Какое мне дело до всех до вас, и вам до меня?!.


НАДО ЖЕ!


ПРЕЗИДЕНТ–ПРЕСТУПНИК


• (Из био­гра­фии Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча). Вик­тор Федо­ро­вич Яну­ко­вич по клич­ке «Хам» тру­до­вой путь начал в воз­расте 15 лет чле­ном орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки «Пив­нов­ка» по спе­ци­аль­но­сти «гра­беж, раз­бой». Спе­ци­а­ли­зи­ро­вал­ся на шап­ках и наруч­ных часах.


В нояб­ре 1967 года был впер­вые аре­сто­ван по обви­не­нию в ограб­ле­нии граж­да­ни­на Совен­ко. Ограб­ле­ние совер­шил 29 октяб­ря 1967 года вме­сте с подель­ни­ка­ми Мас­ло­вым и Цел­ков­ским. Во вре­мя пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия и на суде вину свою при­знал пол­но­стью. До кон­ца декаб­ря 1967 года нахо­дил­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре г. Арте­мовск. При­го­во­ром народ­но­го суда г. Ена­ки­е­во от 15 декаб­ря 1967 года осуж­ден к трем годам лише­ния сво­бо­ды по ста­тье 141 часть 2 Уго­лов­но­го кодек­са УССР — (гра­беж, соеди­нен­ный с наси­ли­ем по пред­ва­ри­тель­но­му сго­во­ру груп­пой лиц).


В декаб­ре 1967 года по предо­став­ле­нию про­ку­ра­ту­ры г. Ена­ки­е­во Яну­ко­вич В.Ф. отчис­лен из Ена­ки­ев­ско­го гор­но­го тех­ни­ку­ма за уча­стие в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния.


Нахо­дил­ся в испра­ви­тель­ной коло­нии для несо­вер­шен­но­лет­них пре­ступ­ни­ков в г. Кре­мен­чуг. В 1969 году услов­но-досроч­но осво­бож­ден по хода­тай­ству адми­ни­стра­ции испра­ви­тель­но­го учре­жде­ния как лицо, кото­рое ста­ло сотруд­ни­чать с пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми.


После выхо­да на сво­бо­ду устро­ил­ся элек­тро­га­зо­свар­щи­ком на Ена­ки­ев­ский метал­лур­ги­че­ский завод. Из-за несколь­ко дней, 16 сен­тяб­ря 1969 года, совер­шил новое пре­ступ­ле­ние. Соглас­но фабу­ле обви­не­ния – избил граж­да­ни­на Пан­те­ле­ен­ко.


При­го­во­ром народ­но­го суда г. Ена­ки­е­во от 8 июня 1970 года осуж­ден к двум годам лише­ния сво­бо­ды по ста­тье 102 Уго­лов­но­го кодек­са УССР (умыш­лен­ное нане­се­ние потер­пев­ше­му телес­ных повре­жде­ний сред­ней тяже­сти).


В 1976 году, будучи сту­ден­том 2-го кур­са, назна­чен дирек­то­ром авто­ба­зы про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния «Орджоникидзе­уголь». В этот пери­од В.Ф.Янукович неод­но­крат­но при­вле­кал­ся к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти (по опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции – за груп­по­вое изна­си­ло­ва­ние и хище­ние госу­дар­ствен­но­го иму­ще­ства в осо­бо круп­ных раз­ме­рах), но дела закры­ва­лись на ста­дии пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия.


Начи­ная с 1994 года, сбли­зил­ся с орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пи­ров­кой «Люкс» (г. Донецк).


В сен­тяб­ре 1996 года назна­чен пер­вым заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Донец­кой обл­го­с­ад­ми­ни­стра­ции.