Зачем нужно было закрывать границу?!


Как выяснилось, помимо аппарата временного правительства Эмиль Саламатович руководит и оперативным штабом по сохранению туристического сезона 2010 года. Так что «поймать» нам его удалось так же, как и Розу Отунбаеву, на XII международной туристической ярмарке «Ысык-Куль-2010». Пользуясь случаем, мы задали ему вопросы, которые, как выяснилось, касаются также и отдыха на берегу Иссык-Куля.

- Эмиль Саламатович, сколько всего денег обнаружено на счетах Бакиевых, как их распределяют и на какую общую сумму уже изъято имущества?

- По счетам еще работают, точно сейчас никто вам не скажет, сколько денег. А вот с имуществом картина более ясная. На сегодняшний день такие крупные объекты, как «Аврора плюс», «Аврора Грин», «Витязь», «Солнышко» (санаторииавт.), решением временного правительства национализированы. Точно так же в собственность государства возвращены земельные участки, принадлежащие Бакиевым или подставным лицам, которые дали показания, что земли принадлежат им лишь формально.

По другим предприятиям, где Максим Бакиев имел долю, так же. 49% акций компании «МегаКом» взято под управление государства. 51% — за российской стороной. Национализировали Бишкекский ликеро-водочный завод. Мы вернули государству проданные ранее объекты, такие как «Северэлектро», «Востокэлектро», «КыргызТелеком», завод «Кристалл». Все имущество, которое было изъято Бакиевыми у предыдущих хозяев или недобросовестно присвоено, будет возвращено государству.

- Есть какие-нибудь новости по обвинениям семьи Бакиева?

- Новостей пока никаких. Они по-прежнему в розыске. Более того, за информацию об их местонахождении правительство объявило денежное вознаграждение. Сейчас идет поиск. Максим Бакиев обвиняется в экономических преступлениях, Курманбек Бакиев и его брат Жаныш — в убийстве людей.

- Будет ли Бакиевым обеспечен справедливый суд в Кыргызстане?

- Конечно. Мы же шли к тому, чтобы построить открытое, справедливое и правовое государство. И на сегодня временное правительство полностью над этим работает. Весь курс реформ, которые мы проводим, направлен на то, чтобы мы построили настоящее демократическое, правовое государство. И то, что сейчас происходит, это доказательство того, что мы с курса не сходим.

- Каковы отношения Кыргызстана с Казахстаном на сегодняшний день?

- Отношения всегда были нормальными. Закрытие границы и месяц блокады для меня все-таки осталось непонятным шагом со стороны Казахстана. Можно было обойтись без этого. Но, с другой стороны, я понимаю: то, что у нас произошло, и этот ажиотаж вокруг оружия, которое якобы находится в руках населения, настораживает. Каждое государство должно заботиться о собственной безопасности. Но вместе с этой обеспокоенностью за безопасность была закрыта граница для перехода обычных грузов, товаров и продуктов сельского хозяйства. Это остается непонятным...

- Сторонники Бакиева сейчас себя проявляют?

- Недавние события в Джалал-Абадской области и есть проявление его сторонников, это видно невооруженным глазом. Межэтнического конфликта на самом деле там нет, но сторонники Бакиева делают все, чтобы придать этому конфликту именно такой окрас и раздуть этот костер. Они не скрывают этого. И даже сам Бакиев, сидя в Минске, говорит, что утопит Кыргызстан в крови. Они пытаются это делать, но вряд ли это получится.

- Мы убедились, что в Иссык-Кульской области все спокойно. А как ситуация обстоит в других областях? Какой район можно назвать наиболее напряженным?

- На Иссык-Куле и Чу спокойно, и стабильность там сохранится. На сегодня в Джалал-Абаде относительно стабильно, есть, конечно, напряженность, тем более — пролилась кровь. В Бишкеке, естественно, малые митинги будут, это естественное явление демократического становления. И я думаю, что из-за этих митингов по разным поводам делать какие-то выводы или трагедию не стоит.

- В дни апрельских событий отдельные группы граждан требовали выделения земли. Как с этим вопросом обстоит дело?

- На сегодняшний день этот вопрос снят. Земли выделены никому не будут. Захватам места не будет. Это был рецидив с 2005 года, когда очень много людей было вовлечено в протестные акции обещаниями выделить землю. И здесь люди тоже автоматически подумали: раз идет революционная смена власти, значит, можно захватывать земли. В Бишкеке на сегодня такого нет.

- Помимо того что с приходом новой власти снизились тарифы на коммунальные услуги и исчезли наценки на сотовую связь, какие еще изменения произошли?

- Те обещания, которые мы давали народу до революции, мы выполняем. В основном у нас задачей была ликвидация семейного правления и возврат в собственность народа украденных и проданных объектов. Практически в целом объединенная оппозиция выполнила эту задачу. Сейчас осталось основное — проведение референдума, после которого можно считать, что страна близка к тому, чего мы и хотели — правовому государству.

- Временное правительство гарантирует честные выборы?

- Естественно. Вот именно под эту гарантию мы определили должность президента переходного периода. Она, как беспристрастное лицо, сконцентрировав в свои руки всю полноту государственной власти, особенно по вопросам обеспечения правопорядка и законности, думаю, сможет это сделать.

- И немного отвлеченный вопрос. Ведь это прецедент, когда в азиатской стране во главу государства встала женщина. Есть ли проблемы восприятия?

- Для Кыргызстана это не прецедент. В 1870-е годы, в период вхождения в состав России, когда в результате переворота в Кокандском ханстве умер правитель Алымбек Датка, вместо него правителем Алая и Ферганской долины стала его жена Курманджан Датка. Датка — это титул, присвоенный Бухарским эмиратом, который традиционно присваивается только мужчинам. То же самое было и с Джаныл-мырза — она была правителем большого рода. И сейчас я думаю, что в Кыргызстане проблем восприятия нет.