Бахтияр Таурбеков: ВСЕ УШЛИ В ПИАР

В номе­ре нашей газе­ты от 11 мая мы опуб­ли­ко­ва­ли интер­вью с Бах­ти­я­ром Таур­бе­ко­вым, извест­ным худож­ни­ком, куль­ту­ро­ло­гом, ответ­ствен­ным сек­ре­та­рем Сою­за худож­ни­ков Алма­ты. Мыс­ли, выска­зан­ные твор­че­ской лич­но­стью, вызва­ли поток писем в редак­цию, в кото­рых одни кате­го­ри­че­ски не соглас­ны с мне­ни­ем худож­ни­ка, дру­гие пол­но­стью под­дер­жи­ва­ют его, осо­бен­но в части при­ня­тии ново­го зако­на о куль­ту­ре.

В про­шлый раз мы ука­зы­ва­ли, что у нас еще оста­лись за рам­ка­ми бесе­ды и дру­гие вопро­сы, о кото­рых мы с Бах­ти­я­ром пого­во­рим поз­же обя­за­тель­но. Пола­га­ем, что и в этот раз наша бесе­да ини­ци­и­ру­ет такое же боль­шое коли­че­ство откли­ков, тем более что темы, затро­ну­тые в интер­вью, каса­ют­ся не толь­ко двух лиц, а всех заин­те­ре­со­ван­ных в куль­тур­но-про­све­ти­тель­ской жиз­ни стра­ны.

– Бах­ти­яр, ска­жи­те, а раз­ве куль­ту­ра, как поня­тие, нуж­да­ет­ся в ана­ли­ти­ке?

– Обя­за­тель­но нуж­да­ет­ся. Кон­тро­ли­ро­вать, раз­ви­вать, а тем более руко­во­дить куль­ту­рой невоз­мож­но. Мож­но толь­ко спо­соб­ство­вать раз­ви­тию куль­тур­но­го про­цес­са, это и явля­ет­ся основ­ной зада­чей госу­дар­ства. Допу­стим, есть некое куль­тур­ное про­стран­ство и нам необ­хо­ди­мо ока­зать содей­ствие в раз­ви­тии это­го про­стран­ства, что делать и с чего начать. Есте­ствен­но, необ­хо­ди­мо про­ана­ли­зи­ро­вать про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в этом про­стран­стве, и ока­зать госу­дар­ствен­ную под­держ­ку в необ­хо­ди­мом направ­ле­нии. Необ­хо­ди­мо понять, кто и какое вли­я­ние ока­зы­ва­ет на это про­стран­ство. Како­ва роль госу­дар­ства и како­ва роль граж­дан­ских инсти­ту­тов куль­ту­ры в ока­за­нии под­держ­ки куль­ту­ры. То есть госу­дар­ствен­но­го инсти­ту­та в лице Мин­куль­та и граж­дан­ских инсти­ту­тов в лице твор­че­ских сою­зов, кото­рые сего­дня суще­ству­ют фор­маль­но.

– С Сою­зом худож­ни­ков тоже так посту­пи­ли?

– Этот союз отли­чал­ся от дру­гих объ­еди­не­ний сво­ей мощ­ной про­из­вод­ствен­ной базой. Пред­ставь­те, в совет­ские вре­ме­на суще­ство­ва­ла капи­та­ли­сти­че­ская модель про­из­вод­ства. Сам СХ через свой Худо­же­ствен­ный фонд выра­ба­ты­вал рас­цен­ки, сам опре­де­лял твор­че­ские про­цес­сы, про­из­во­дил про­дук­цию и постав­лял госу­дар­ству, кото­рое было основ­ным потре­би­те­лем.

А что у нас сего­дня? При­шел пред­се­да­тель, пре­кра­тил дея­тель­ность про­из­вод­ствен­ных ком­би­на­тов, упразд­нил Худо­же­ствен­ный фонд и все, что мож­но было, рас­про­дал. И теперь про­бле­ма в том, что Союз худож­ни­ков явля­ет­ся объ­еди­не­ни­ем по про­фес­си­о­наль­но­му при­зна­ку, но в то же вре­мя не явля­ет­ся проф­со­ю­зом, а толь­ко лишь объ­еди­не­ни­ем по инте­ре­сам, как, напри­мер, клуб соба­ко­во­дов. В Законе РК «О куль­ту­ре» ста­тус твор­че­ских сою­зов никак не опре­де­лен, есть лишь упо­ми­на­ние и высо­чай­шее поз­во­ле­ние объ­еди­нять­ся в такие сою­зы. Ста­тус про­фес­си­о­на­ла, осу­ществ­ля­ю­ще­го инди­ви­ду­аль­ную твор­че­скую дея­тель­ность, никак не опре­де­лен. Есть в законе твор­че­ские работ­ни­ки куль­ту­ры, кои назна­ча­ют­ся по реше­нию Мини­стер­ства куль­ту­ры. Эти твор­че­ские работ­ни­ки куль­ту­ры име­ют пра­во участ­во­вать в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния и реа­ли­за­ции куль­тур­ной поли­ти­ки. Пра­во-то име­ют, а участ­ву­ют ли в этом про­цес­се?

– К это­му момен­ту мы вер­нем­ся чуть поз­же. Вот вы гово­ри­те о мощ­ной про­из­вод­ствен­ной базе, кото­рая была, но не кажет­ся ли вам, что твор­че­ские сою­зы, как фор­ма орга­ни­за­ции, себя изжи­ли? А та рабо­та, кото­рая была, обслу­жи­ва­ла толь­ко идео­ло­гию, поли­ти­ку, выгод­ную вла­сти?

– В раз­ви­тых капи­та­ли­сти­че­ских стра­нах дав­ным-дав­но суще­ству­ет систе­ма соци­аль­ной защи­ты инди­ви­ду­аль­но­го твор­че­ства. Нами под­го­тов­лен про­ект инду­стри­а­ли­за­ции сфе­ры куль­ту­ры и созда­ния в рам­ках это­го про­ек­та твор­че­ских кла­сте­ров, они рабо­та­ют как те самые про­из­вод­ствен­ные ком­би­на­ты. Я уже кото­рый год пыта­юсь объ­яс­нить, что в круп­ных цен­трах необ­хо­ди­мо созда­вать такие кла­сте­ры; по суще­ству это объ­еди­не­ния, где все спе­ци­а­ли­сты твор­че­ских про­фес­сий полу­чат рабо­ту. Эти кла­сте­ры в первую оче­редь будут решать про­бле­мы соци­аль­ной защи­ты твор­че­ских работ­ни­ков. Госу­дар­ство лишь в неко­то­рой мере может этим зани­мать­ся в виде гран­тов, в виде каких-то про­грамм, но не более это­го.

Госу­дар­ство заин­те­ре­со­ва­но в раз­ви­тии клас­си­че­ских видов искус­ства, то есть оно берет на себя ответ­ствен­ность лишь за часть твор­че­ских дея­те­лей, а те, кто рабо­та­ет в ком­мер­че­ском направ­ле­нии, долж­ны выжи­вать само­сто­я­тель­но. Мы гово­рим о тех, кто уже состо­ял­ся, а как быть тем, кто нахо­дит­ся в поис­ке, кто их будет под­дер­жи­вать? Как им выжи­вать? Хоро­шо, давай­те будем гово­рить, что искус­ство будут делать люби­те­ли. Допу­стим, чело­век име­ет какую-то основ­ную про­фес­сию, а потом при­хо­дит и зани­ма­ет­ся твор­че­ством. Да чушь это соба­чья, насто­я­щее искус­ство дела­ют про­фес­си­о­на­лы.

– Баке, в про­шлый раз вы гово­ри­ли, что вот здесь-то и вновь вста­ет вопрос экс­пер­ти­зы. Надо, что­бы экс­пер­ты опре­де­ля­ли, есть ли у твор­ца пер­спек­ти­ва, может, он дей­стви­тель­но сде­ла­ет вели­чай­шее откры­тие и надо имен­но сей­час его под­дер­жать. И тут насту­па­ет, на мой взгляд, сле­ду­ю­щий тон­кий, фили­гран­ный момент. Хоро­шо, тво­рец создал, экс­перт­ный совет одоб­рил, но мне, обы­ва­те­лю, эта рабо­та кажет­ся кит­чем. И кто тогда будет опре­де­лять худо­же­ствен­ную цен­ность?

– Когда-то к Пикассо при­шел чело­век и гово­рит: я не пони­маю ваше­го твор­че­ства. Пикассо отве­ча­ет: изви­ни­те, вы китай­ский язык пони­ма­е­те? Тот гово­рит: нет. Так чего вы тогда хоти­те, это же дру­гой язык.

Дело в том, что имен­но экс­пер­ты опре­де­ля­ют, что это за язык. И когда мы гово­рим китч это или не китч, то суще­ству­ют кри­те­рии – если чело­век обра­зо­ван и явля­ет­ся про­фес­си­о­на­лом, он опре­де­лит все: и ком­по­зи­цию, и зако­ны изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства и пой­мет, что кан­ди­дат дви­жет­ся впе­ред и нашел что-то новое, может ли в пер­спек­ти­ве сфор­ми­ро­вать­ся шко­ла. А по Пикассо вре­мя все рас­ста­ви­ло на свои места, опре­де­ли­ло, что он гений, а ведь его ста­ли под­дер­жи­вать уже при жиз­ни.

Про­бле­ма еще и в том, что мы деся­ти­ле­ти­я­ми толь­ко гово­рим о худо­же­ствен­ной кри­ти­ке. У нас как не было ее, так и нет. Этот инсти­тут как не созда­вал­ся, так и не созда­ет­ся. Те искус­ство­ве­ды, кото­рые были, пере­ори­ен­ти­ро­ва­лись, ста­ли пиар­щи­ка­ми. Про­изо­шла ком­мер­ци­а­ли­за­ция сфе­ры куль­ту­ры. И сла­ва богу! Ну, хочешь ты быть ком­мер­че­ским худож­ни­ком, ну и будь им! Но если кто-то дей­стви­тель­но созда­ет что-то новое, этих вот людей надо под­дер­жи­вать.

А как отде­лить зер­на от пле­вел? Вот в этом слу­чае и необ­хо­ди­мы экс­пер­ты. Мы долж­ны при­влечь про­фес­си­о­на­лов. Если у нас нет этой шко­лы, то ее надо созда­вать, надо собрать тех людей, кото­рые могут быть экс­пер­та­ми, могут быть арт-кри­ти­ка­ми, их поощ­рять, вот этим надо зани­мать­ся. А все осталь­ное при­дет. Талант­ли­вых людей у нас очень мно­го.

– А есть у вас на при­ме­те такие люди?

– Есте­ствен­но, если я бы не знал об этом, то не гово­рил бы. Про­сто не хочу назы­вать име­на, как буд­то я кого-то рекла­ми­рую.

– Ну что ж, будем наде­ять­ся на луч­шие, более достой­ные вре­ме­на для всех нас.

Бесе­до­вал

Алмат АЗАДИ